Город у Красной реки

Вьетнам

 


Тысячу с лишним лет тому назад на берегу Красной реки появилась столица Вьетнама. Она выросла из нескольких деревень и городка Дайла по велению короля Ли Тхай То. Легенда гласит, что на место для постройки указало небесное знамение, королю среди облаков почудился дракон. В честь этого события город так и назвали - Взлетающим Драконом, Тханглонг. Шли годы, и вместе с ними город менял имена: Доргдо, Донгкуан, Донгкинь, Чунгдо, снова Тханглонг, пока в начале позапрошлого века он не стал "городом среди рек" - Ханоем.
 

 


 


Легенда легендой, знамение знамением, но выбор места для центра своих владений Ли Тхай То сделал абсолютно прагматичный. Хроники Дайвьета сообщают: "Город Дайла расположен в самом центре пространства, разделяющего Небо и Землю, он обладает силой тигра, готового к прыжку, и мощью дракона, свернувшегося в кольцо. Его расположение приведено в точном соответствии север-юг, запад-восток. Он удачно расположен относительно рек и гор. Эти земли обширны и ровны. Местность высока и доступна ветрам. Народ избавлен от изнурительного противоборства с грозными стихиями, а живая природа необычайно богата и разнообразна. Тщательно изучая пределы Вьетского царства, нельзя не признать, что это - царь-земля, к которой поистине, как спицы к втулке, устремляются люди и которая создана для того, чтобы быть верховной столицей властителей и правителей всех грядущих поколений".
 

 


 


Центр Ханоя сегодня, это узкие извивающиеся улочки, переплетённые сверху паутиной проводов.
 

 


 


Правда или нет, но говорят, что повреждения в этих кабельных хитросплетениях даже не пытаются искать, а просто бросают новый провод, если что-то сломалось.
 

 


 


Старый квартал называют ещё "Тридцать шесть улиц".
 

 


 


Квартал возник на месте водного рынка, существовавшего здесь в стародавние времена на протоках Красной реки. Со временем реку отделили дамбой, протоки осушили, и на месте протоков стали селиться ремесленники и торговцы.
 

 


 


Считается, что квартал назван по числу ремесленных гильдий. Каждая улица в нём принадлежала одной гильдии. Названия их говорят сами за себя: Бумажная - Фохангма, Серебряная - Фохангбак, Оловянная - Фохангсиек, Шёлковая - Фоханггай и так далее. Но ныне гильдий уже нет и в помине, улиц значительно больше, чем тридцать шесть, но каждая из них сохранила определённую специализацию.
 

 


 


В одном месте торгуют изделиями из металла, в другом бумагой и картоном, в третьем электроникой, в четвёртом тканями, в пятом игрушками, в шестом режут штампы...
 

 


 


И, конечно же, продают всякую всячину с рук, мотороллеров и велосипедов.
 

 


 


 


Сегодня торговлю на тридцати шести улицах сильно потеснили гостиницы и кафе. Кухня в кафе часто не предусмотрена, готовят прямо на глазах у прохожих.
 

 


 


Приличное время владевшие Индокитаем французы, отметились и в Ханое, соорудив на краю старого квартала собор Святого Иосифа.
 

 


 


С юго-востока к старому кварталу подступают берега озера Возвращённого меча - Хоанкьем. Все жители Ханоя знают легенду про озеро, что возвращает нас к имени Ли Тхай То. Знатная была историческая личность во Вьетнаме. Так вот, в те времена, когда Ли Тхай То ещё не был королем, а простым землевладельцем и носил имя Ле Лой, страна была захвачена китайцами. Ле Лой собрал людей, поднял восстание, оно постепенно охватило весь Вьетнам, и китайцы были изгнаны. Триумфатор Ле Лой стал королем Ли Тхай То, правил мудро и быстро привел страну в порядок.

Легенда гласит, что врагов он одолел не сам по себе, а с помощью волшебного меча - дара золотой черепахи. Получив меч, Ле Лой приобрёл силу многих воинов и разил без промаха. После победы он устроил праздник на озере, где жила черепаха. В лодках Ле Лой и его приближённые выплыли на середину озера, как вдруг перед носом лодки правителя появилась старая черепаха и сказала: «Тебе, Ле Лой, был послан меч, чтобы разгромить врага. Твой долг выполнен, ты победил. Меч этот страшен только захватчикам, и теперь верни его мне». Меч описал над водой полукруг, черепаха схватила его в пасть и погрузилась в глубину.

На озере есть два острова, один из них венчает башня Черепахи, другой занят храмом Нефритовой горы. К храму ведёт мост Восходящего солнца.
 

 


 


От древних крепостных стен Ханоя ныне остались только ворота Куанчионг.
 

 


 


С востока старый квартал очерчен действующей железнодорожной линией.
 

 


 


Железная дорога проходит прямо между домов, расстояние между которых лишь немного шире габарита вагона.
 

 


 


Обитателям квартала известно не слишком плотное расписание движения поездов, и как только состав проходит, жизнь на рельсах продолжается, совсем как на любой другой ханойской улице.
 

 


 


Перейдя железную дорогу, попадаешь в Бадинь - район посольств и правительственных зданий. Здесь же стоят остатки ханойской цитадели.
 

 


 


На Знамённую башню строго взирает с постамента Владимир Ильич Ле-Нин.
 

 


 


А недалеко лежит и дядюшка Хо, также как и вождь мирового пролетариата завещавший похоронить себя без лишней пышности, и как и Владимир Ильич вынужденный вести беспокойную загробную жизнь в мавзолее.
 

 


 


В парке рядом с храмом кумира новейшей истории стоит памятник вновь возвращающий ко временам Ли Тхай То - Пагода на Одном Столбе.
 

 


 


Северный край района Бадинь выходит к берегам озёр Трукбач и Хотэй.
 

 


 


На острове Золотой рыбы в озере Хотэй расположилась пагода Чанкуок.
 

 


 


Храм, что старше города на полтысячи лет, действует и поныне.
 

 


 


Чанкуок, это остров тишины среди шумного и суетливого старика Ханоя. Здесь лишь журчит вода, курятся благовония и пучат глаза из пруда вальяжные рыбы.